ПутешествияПутешествия       БородиноБородино       ФорумФорум  
Вернуться к списку форумов

Сейчас на форумеСейчас на форуме

Тема: «Корпоративный» рейд на Совзу
Форум » Путешествия » «Корпоративный» рейд на Совзу
Сообщения: 1 - 3Страницы:   1  Подписаться на эту тему
Автор: Сообщение:
 14.03.11 [20:17]
«Корпоративный» рейд на Совзу  
 
  StraiderЪ

>Турист<

Личный кабинет

Цитировать

offline
Отчёт о трёхдневной поездке в заброшенный лесной посёлок

К последнему дню перед началом поездки выяснилось, что из предполагавшихся восьми участников рейда принять в нем участие смогут только трое, опыт каждого из которых в подобных вылазках минимален, при том, что у двоих представление о том, куда мы едем - на уровне неточных карт и моих красочных, но (чего уж теперь греха таить!) слегка идеализированных описаний. Цель рейда - добраться до затерянного на границе Архангельской и Вологодской областей посёлка Совза, - заброшенного лесного поселка, в котором прошло моё детство, - кратчайшим путём через посёлки Ерцево и Мостовица Коношского района и выбраться оттуда через ... нет, просто - выбраться оттуда хоть как-нибудь, именно так цель рейда была определена уже по прибытии на место …

Совза - нежилой посёлок, расположенный на самом юге Архангельской области, а точнее - на границе Архангельской и Вологодской областей, причём граница эта, как считается, проходит прямо по его центральной улице. Посёлок был режимным - там находились исправительные колонии, в которых содержали заключенных, а в самом посёлке жили в основном семьи тех, кто их охранял, - и входил в систему КаргопольЛАГа, бывшего одним из гулаговских «филиалов».
Исправительные колонии были своего рода «градообразующим предприятием» для посёлка и после их закрытия (последней в 2005 году была передислоцирована в посёлок Мостовицу, расположенный в 70 км. восточнее, колония-поселение №23) практически все жители отсюда уехали. На протяжении ещё 2-3 лет в брошенном посёлке, к этому времени окончательно размороженном и разэлектрифицированном, в полной гармонии с природой «бичевало» несколько человек, которым некуда было ехать отсюда.
Впрочем, «дичать» посёлок начал ещё в те годы, когда я там жил (наша семья переехала из посёлка в 2003 году). Уже тогда, в начале 2000-х гг. многие многоквартирные дома опустели, в некоторых жило по одной-две семьи. Люди старались перебраться в частные домики с печным отоплением: система парового отопления на «вологодской» половине посёлка к этому времени была уже разморожена, на «архангельской», - хоть и работала с перебоями, но ещё держалась. Бывало, ни по одному дню приходилось жить без света, когда где-нибудь обрывало линию электропередач. Зимой к посёлку близко подходили волки, был случай, когда волки загрызли собаку прямо у подъезда дома.
Во время зимних метелей, когда железнодорожную ветку, связывавшую Совзу с посёлком Ерцево, который для нас, жителей Совзы, всегда был «большой землёй», заметало снегом, а единственный снегочист был либо сломан, либо его нечем было заправить, посёлок на недели оставался отрезанным от цивилизации. Однако в 2004 году и этой «дороге жизни» был вынесен «смертный приговор» - железная дорога была продана на металлолом. Тогда в посёлке оставалось ещё несколько сотен жителей.
Рельсы сняли довольно быстро и на месте железной дороги, спихнув бульдозером с насыпи шпалы, сделали дорогу, проезжую для автомобилей. В настоящее время железнодорожное полотно разобрано до посёлка Мостовица. Железная дорога от Мостовицы до Ерцево (протяженностью около 20 км.) осталась нетронутой. На этом участке до сих пор поддерживается регулярное движение - производится вывозка леса, заготавливаемого на Мостовицей передислоцированной туда колонией, ежедневно по этому маршруту перевозит людей автомотриса («дээмка», как её называют в народе).
Вот этот чудо-агрегат, слева, а справа другой «раритетный экспонат», который почему-то называют «тузиком»:

Фото взято отсюда: http://han-banah.livejournal.com/6336.html

На машине этот участок можно объехать по лесовозной дороге (он несколько протяжённее, где-то около 30 км.).
Помимо дороги Коноша-Ерцево-Мостовица-Совза в посёлок можно проехать также со стороны Каргополя по дороге Каргополь-Кречетово-Солза-Совза. До недавнего времени до Совзы можно было добраться и с Вологодчины, из Кирилловского района через Южный - посёлок, расположенный в 25 км. южнее Совзы, где тоже когда-то размещалась колония, по ещё одной разобранной железнодорожной ветке. Но пару лет назад мост через реку на этой дороге обрушился и теперь здесь можно проехать только форсировав её, что на обычных Ниве или УАЗике сделать просто нереально.

Фото взято отсюда: http://www.bugeisha.ru/myforum/showthread.php?tid=4697

После передислокации колонии посёлок начали распродавать. Вывозилось всё, что представляло хоть какую-то ценность: вывозили металлолом, коего здесь были оставлены целые залежи, разбирали на стройматериалы дома. Оставшиеся в посёлке «последние из могикан» промышляли тем, что собирали металлолом, помогали разбирать дома, следили за порядком, но к 2008 году и они перебрались в ближайшие «цивилизованные» поселения. Посёлок опустел.
В настоящее время посёлок становится всё более популярным среди любителей различных «странных» (с точки зрения среднестатистического обывателя) видов туризма - джиперов, сталкеров, геокешеров и даже велотуристов, - вобщем, людей, которых хлебом не корми, а дай забраться в какой-нибудь покинутый людьми медвежий угол, чтобы уже потом, забравшись туда, они стали думать о том, как им оттуда выбраться! В Интернете можно найти больше десятка фотоотчетов о поездках на Совзу. В какой-то степени к подобному типу людей относятся и те, кто принял участие в этой поездки...
Взяв на работе отгулы, я и два других моих спутника - Андрей и Василий (все участники рейда являются работниками одного предприятия, поэтому и рейд получает название «корпоративного»), утром 20 августа 2010 года, загрузившись в предусмотрительно взятый с собой прицеп, садимся в «рашин джип» типа Нива и выезжаем из Вельска по коношской дороге, самоуверенно надеясь прибыть к месту назначения «ну где-нибудь к обеду». Да и вообще чего тут ехать, смотаемся туда и обратно! – именно на такое развитие событий мы рассчитывали, вернее, я рассчитывал и соответствующе настраивал ребят. Но, как поётся у Бориса Гребенщикова, утро не предвещало такого расклада.
До Коноши доехали быстро - до села Пежма (20 км. от Вельска) проложен асфальт, после Пежмы практически до самой Коноши идёт около 100 км. вполне сносной грунтовки. Проезжаем деревню Норенскую - место ссылки опального поэта, лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского. Прямо возле дороги стоит старенький дом с мемориальной доской, в котором жил поэт. Перед Коношей снова начинается асфальт. Въехали в Коношу. Знакомые улицы, знакомые дома и люди как будто бы знакомые. Почему-то вспомнилась весна, железнодорожный вокзал и приторный запах цветущей черемухи, смешанный с запахом гари от проходящих поездов…
Ностальгические грёзы рассеяло замечание Василия, который смотрел-смотрел по сторонам, а потом вдруг заметил: «А чего это они тут все такие мрачные-то?!» Пригляделся и действительно – лица прохожих сумрачные, будто бы невыспавшиеся, смотрят исподлобья. И сам посёлок теперь уже начал казаться каким-то неприветливым, серым и хмурым. Нет, всё же в Вельске атмосфера повеселее будет!
Из тех изменений (помимо атмосферы крайней удручённости), которые произошли в посёлке за время моего последнего приезда сюда, в глаза сразу бросился светофор в центре и внушительных размеров динозавр в парке, который уже наверняка окрестили парком «юрского периода». Заправившись на выезде из посёлка и простояв довольно продолжительное время в пробке на переезде через один из железнодорожных тупиков пока до впереди стоящих наконец-то не дошло, что сигнализация на переезде так долго верещит вовсе не потому, что поезд приближается очень медленно, а потому, что она явно неисправна, едем в Ерцево (до него от Коноши около 30 км.).
Сначала едем по асфальту, но через километров 10 он резко обрывается и переходит в пыльный «грейдер», усыпанный булыжниками. Машину окутывает плотное облако пыли и начинает лихорадочно трясти, то и дело ощутимо потряхивая на колдобинах. В само Ерцево заезжать не стали, а сразу же поехали через 37-й пикет (станция Давыдовская) на Мостовицу. Проехав пикет обнаружили, что пропала мобильная связь. Здесь же началось бездорожье, поначалу лёгкой степени тяжести, а после деревни Круглица (деревня жилая) переходящее во всё более и более тяжкие его формы...
Надо сказать, нам ещё повезло, что два месяца перед этим стояла, успевшая всем осточертеть, аномальная жара. Дорога хоть и была вконец разбита лесовозами, но по крайней мере была сухой, буксовать нигде не пришлось. После дождей даже на Ниве здесь мы врядли бы проехали, тем более с прицепом. Продвигались очень медленно, часто останавливались, чтобы выйти и посмотреть как лучше объехать особо проблемные участки: местами дорога очень сильно разворочена, лесовозная колея очень глубокая и при неосмотрительности можно было запросто сесть на днище. Ободряю ребят тем, что это самый плохой участок маршрута, вот доберёмся до Мостовицы, выедем на насыпь, там дорога нормальная будет... по крайней мере была нормальной 5 лет назад, когда я проезжал по ней последний раз. Проехали мы эти 30 км. до Мостовицы за часа три, не меньше...
Въезжаем на режимную территорию:


Мостовица - последний оплот цивилизации в этих местах, дальше на запад через глухие леса и непролазные болота тянется насыпь, по пути – только заброшенные полуразрушенные станции и несколько рыбацких поселков.
Выехали на насыпь и, миновав заброшенный контрольно-пропускной пункт с нависшей над дорогой жердиной-шлагбаумом, въехали в длинный «зелёный тоннель», который был настолько узок, что с трудом можно было разъехаться со встречной машиной (к слову, из встречного транспорта за всё время пути нам попалась только пара мотоциклов с местными рыбаками), не говоря уже о том, что развернуться здесь вообще не представлялось никакой возможности. По нему нам предстояло проехать до конечной цели нашего маршрута ещё 70 км.




На насыпи дорога лучше не стала (в оправдание лишь озадаченно удивляюсь: кто бы мог подумать!). Ехали, как и до Мостовицы, со скоростью 10 км/ч, реже 15-20 км/ч, местами приходилось двигаться со скоростью пешехода, причём не очень расторопного. Никакого оптимизма такое положение дел, конечно же, никому не внушает. Время от времени останавливаемся передохнуть:


Вариант обратного возвращения по этой дороге даже не рассматривался, а перспективы выбраться из посёлка по северо-западному пути, через Каргопольский район, были весьма туманны. Не было известно ни того, в каком состоянии теперь находится та дорога, ни того, уцелели ли мосты через ручьи и реки, которых на этом пути, насколько я помнил, было пять или шесть. Но думать об этом пока не хотелось, пока мы ехали вперёд.
С каждым километром энтузиазма у участников рейда становилось всё меньше. Поубавилось и бензина в топливном баке. До места назначения оставалось ещё километров 40, а бак был пуст уже более чем наполовину. И это при том, что с собой про запас на обратную дорогу была взята всего одна пятнадцатилитровая канистра. Да ещё вдобавок ко всему тормознул гаишник:


Машина тоже, видимо, устала и начала глохнуть через каждые 2-3 км. К чести Андрея, который всю дорогу находился за рулём, будет сказано, что он, проявляя стоическое терпение, молча вылезал из машины, открывал капот и, что-то там отвинчивая и продувая, вновь и вновь возвращал к жизни ее остановившееся сердце. Хотя, кто знает, быть может, он, внешне спокойный, уже начал тогда припоминать и свои польские корни, и ту знаменитую экскурсию по костромским лесам, которую много лет назад мой тёзка, героически отдавший жизнь за царя, организовал его предкам…
Худо-бедно добрались до рыбацкого посёлка на озере Воже, до Совзы отсюда ещё километров 20. Начинало смеркаться. Возле большой воды стало ощутимо прохладней. В этом месте из озера вытекает река Свидь, через которую построен довольно длинный деревянный мост. Озеро большое. Противоположного берега не видно, на горизонте виднеются только смутные очертания острова Спасский, расположенного посередине озера. На десятки метров от берега широкой каймой протянулись густые заросли камыша. Берег озера облеплен десятками рыбацких будок.


Перед мостом, прижавшись к краю насыпи, в ряд стоит несколько УАЗиков. С озера доносится гулкий рёв мотора, приближающейся к мосту лодки, ещё одна моторная лодка отплывает от берега и уходит вниз по Свиди.
На мосту сидят двое, ловят на удочки, ещё один рыбак бросает спиннинг с берега под мостом. Подхожу к тем, что на мосту, спрашиваю можно ли проехать на Каргополь, но они сами не знают, все кто здесь сейчас есть приехали с той же стороны, что и мы и той дорогой не ездят. Советуют спросить на Чепце, ещё одной реке, которую бывшая «железка» пересекает чуть дальше и где тоже есть небольшой рыбацкий посёлок. Говорят, что там вроде бы кто-то приехал со стороны Каргополя. Что интересно, на мосту появилась мобильная связь (Мегафон), сигнал правда был нестабильным, его удавалось поимать только на 10-15 секунд, потом он пропадал и приходилось ждать пока он снова появится.
Пока стоял на мосту и искал сигнал возникло странное чувство какой-то отчуждённости этого места от остального мира. Тишину нарушал лишь удаляющийся гул мотора, приглушённый расстоянием, и отдалённые крики чаек. Лёгкий холодный ветер, нагоняя волны остывающего воздуха, поднимал мелкую зыбь на озёрной глади, уходящей далеко за горизонт. Блеклый диск неполной луны одиноко проступал на фоне чистого, ещё светлого неба, как будто бы выплывая из-за него...


Проехав ещё 3-4 км., подъехали к мосту через Чепцу. На наше счастье и этот рыбацкий посёлок тоже оказался обитаем. На другой стороне моста стояла Нива-Шевроле. С берега ловил рыбу пожилой мужичок, возле него крутились две девчушки, видимо, внучки. От него мы узнали, что с каргопольской стороны проехать на Совзу можно без проблем - дорога вполне сносная, все мосты стоят. Это обнадёживало.
Когда мы въехали в посёлок уже совсем стемнело. По сторонам от дороги виднелись очертания полуразрушенных домов. В некоторых местах, где когда-то стояли дома, теперь были пустыри, с лежащими на них бесформенными кучами обломков. Предлагаю ребятам поехать в центр посёлка, где у нас было что-то вроде центральной площади, место открытое, и там остановиться на ночёвку. Недостатка в дровах быть не должно, водой мы предусмотрительно запаслись ещё на Воже. Едем туда.
Проезжаем мимо моего, «зелёного», как его называли в посёлке, дома. У нас, как, наверное, и в любом другом небольшом поселении, когда хотели указать на какой-то дом, то обычно назвали его по цвету (зелёный, жёлтый, что у бани и т. д.), если он был многоквартирным, либо по фамилии владельца, если дом был частным, на номера никто не смотрел. Даже в темноте различимо, что почти весь второй этаж дома разобран. Только силуэты печных труб виднеются на фоне вечернего неба и кажется, что это и не дом вовсе, а какой-то пароход, потерпевший кораблекрушение...
Снимок дома-«парохода», сделанный на следующее утро:


Не в укор будет сказано моим спутникам, но для них все эти заброшенные полуразрушенные дома, эта заросшая развороченная дорога не более чем руины одного из многочисленных островков архипелага под названием ГУЛАГ, на которые интересно посмотреть, но для меня там всё живое, наполненное воспоминаниями. «Дома и призраки людей» - эта строчка какого-то поэта, не помню точно кого, вот первое, что всплыло откуда-то из подсознания при въезде в посёлок...
Помнится, что, когда наша семья приехала на Совзу, а было это по весне, где-то в начале мая, то первое, что бросилось мне в глаза, когда мы вылезли из тепловоза (уже даже и не помню, почему нам пришлось тогда добираться до посёлка в его кабине), это первые, грязновато-жёлтые цветы мать-и-мачехи на проталинах возле железнодорожной насыпи, лениво, как будто бы спросонья тянущиеся к припекающему уже совсем по-летнему майскому солнцу. Запомнил я это, наверное, потому, что ехали мы из-за Полярного круга, где весной в это время ещё и не пахло. Может быть, именно поэтому школьные годы, в особенности начальные классы, да и сам поселок в моих детских воспоминаниях видятся мне в жёлтом свете, жёлтом по-весеннему…
Итак, мы свернули на улицу, ведущую к центру посёлка, свернули и тут же остановились: с другого конца улицы в свете фар по зигзагообразной траектории от бровки к бровке двигался в нашу сторону некий субъект непонятной социальной принадлежности. Покосившись на стоящее рядом на перекрестке чучело, одетое в офицерский плащ, фуражку и противогаз, переглянулись и - да ну его нахрен - развернулись и поехали на окраину поселка к бывшей диспетчерской части «Тайга», где когда-то начиналась режимная зона исправительной колонии, там и остановились на первую ночевку.
Быстро разожгли костёр, благо недостатка в дровах не было: кругом валяются кучи горбыля, развороченные брёвна, разломанные доски.


Рядом полуразвалившееся здание двухэтажной диспетчерской с зияющими дырами выбитых окон. Вскипятили чаю, отогрелись, вспомнили о встрече с местным аборигеном, стали гадать что за «персонаж» такой – то ли из местных кто одичал, то ли бесконвойник беглый, то ли йети. Высказывалась рискованная мысль пойти обратно к центру поселка, найти этого непонятного чудилу и обезвредить его на всякий случай имеющимися подручными средствами. Однако обошлось без кровопролития, - усталость от долгой дороги взяла своё, - мирно улеглись в машине, закутавшись кто во что... И тишина! Ватная, потусторонняя тишина мёртвого посёлка и небо, как яблоня усыпанное спелыми августовскими звёздами…
Утро следующего дня началось с разминки отёкших за ночь конечностей и безмысленного, гипнотизирующего созерцания пламени разгорающегося костра. Постепенно вслед за телом начинало просыпаться сознание.


В утреннем свете, как декорации к какому-нибудь постапокалиптическому фильму, взгляду открылись развалины посёлка. Под впечатлением от увиденной разрухи, грандиозные масштабы которой были скрыты от нас по приезду темнотой, наверное, не только я задался вопросом: «И на кой мы вообще сюда попёрлись?». Я-то ещё понятно - из любви «к родному пепелищу», а Василий с Андреем чего здесь забыли?.. Но нет, всё-таки прав был Николай Гумилёв, когда писал, что русской интеллигенции всегда была присуща тоска бродяжничества!..
Позавтракав, отправились на экскурсию в посёлок со мной в роли гида.














Возле перекрёстка с улицей, ведущей к центру, из кустов вырулили двое в камуфляже, один в синем, другой в зелёном. Промеж себя мы их так и окрестили - Синий и Зелёный, впрочем «синими» они были оба. Заговорил с нами Синий: «О, какие пацаны! Это вы тут ночью ездили, фарами светили? Чё тут делаете?». «Походим, - говорим, - посмотрим и уедем». «А-а, - говорит, - ну если чё, то мы тут охраняем». Его опухшее, помятое лицо и разящий запах перегара исчерпывающе объясняли причины его вчерашней манеры передвижения.
Наши новые знакомые оказались сотрудниками исправительной колонии. Ещё утром, осматривая место нашей ночевки, мы видели уложенные вдоль дороги на выезде из посёлка штабеля бетонных плит с приставленным к одному из штабелей аншлагом, информирующем о том, что плиты охраняются ФБУ ИК с таким-то номером.


Не всё, значит, вывезли ещё из погибшего посёлка, чтобы оставить наконец-то в покое его «бренные останки». Теперь вот очередь дошла до плит, которыми было выложено большинство его улиц.
Живут Синий и Зелёный в единственном уцелевшем доме на центральной улице. В общем-то нормальные мужики, червей помогли накопать, объяснили к кому можно обратиться на озере, чтобы разжиться бензином - к некому Михалычу, который, по заверению Синего, литров 10-15 гарантированно даст за вполне умеренную плату. После, залив в бак резервную канистру и прикинув по навигатору расстояние до Каргополя (выходило где-то около 130 км., столько же, сколько мы проехали до Совзы от Коноши), мы всё же решили, что бензина нам должно хватить и обратно на озеро к этому самому Михалычу не поехали.














Когда мы дошли до центра посёлка я, оставив ребят осматриваться, пошёл в свою родную школу, посмотреть, что от неё осталось.


Осталось немногое - только голые стены. Крыша полностью разобрана, стёкла в окнах выставлены, полы сняты, стены ободраны, в классах валяются, сорванные со стен, школьные доски и перевёрнутые парты, коридор завален обломками досок с торчащими из них гвоздями и всяким хламом.


Пробираясь через завалы, обошёл всё здание. Возле школьной библиотеки на полу лежат засыпанные штукатуркой учебники. Нашёл среди них несколько своих, по которым когда-то учился, подписанных мной. Забрал с собой, на память.
Странное дело, люди ушли отсюда всего несколько лет назад, а такое чувство, что Совза стоит заброшенной уже десятилетия. Посёлок утопает в густых зарослях жёсткой, иссушенной за жаркое лето травы, она пробилась даже через утоптанный грунт дороги. Всё построенное человеком и разрушенное им же, все эти руины цивилизации заросли зеленью и со временем полностью затянутся ей, как затягивается коростой заживающая рана. Природа берёт своё, залечивая нанесённые ей человеком увечья...














Походив ещё какое-то время по посёлку, пофотографировав, решили больше здесь не задерживаться и ехать дальше. Поехали к мосту через одноимённую реку Совза, которую дорога, ведущая на Каргополь, пересекает примерно в 1,5 км. от посёлка.


У нас этот мост называли «первым мостом», далее за ним следует ещё пять через ту же реку (река сильно петляет и дорога пересекает её в нескольких местах) и втекающие в неё ручьи. Время было обеденное, сделали возле моста привал, а потом и вовсе решили остаться здесь с ночёвкой, а в сторону дома пробиваться уже наутро.


Перед мостом, как и на выезде из посёлка, уложено несколько штабелей плит, под мостом на обоих берегах реки лежит ещё по несколько десятков. На противоположном конце моста правая его част обрушена и обрушилась она явно не сама, а под чем-то тяжёлым. Уже потом я узнал, что была там какая-то тёмная история с рухнувшим с моста самосвалом, груженым этими самыми плитами, после которой руководство колонии, по слухам, почему-то пыталось привлечь к уголовной ответственности главу ерцевской администрации. Но в подробности этой истории я не вдавался...
Немного освоившись на новом месте, решили разнообразить отдых рыбалкой. На этот случай взяли с собой удочки и резиновую лодку. Андрей остался на мосту, а мы с Василием отправились на «рыбный промысел» вниз по реке.


Река очень сильно обмелела. В некоторых местах лодку приходилось перетаскивать волоком, глубина здесь не доходила и до колена.


Клевало плохо. Натаскав мелочёвки на уху, поплыли обратно.


Вспомнился странный случай, который где-то здесь, на этом участке реки, произошёл со мной в детстве. Было это, когда я ещё учился в начальных классах, на летних каникулах. Тогда я впервые пошёл на «первый мост» на рыбалку. Собралась большая компания, были и мои сверстники, и ребята постарше. Сначала все ловили у моста, но потом кто-то предложил пройти по берегу. Некоторые остались на мосту, остальные пошли дальше. Я присоединился к последним. Не помню уже из-за чего, но немного подзадержавшись, я отстал и потом, видя что река делает поворот, за которым уже скрылись мои товарищи, решил немного срезать и нагнать их, пройдя лесом.
То ли я слишком много срезал, то ли река делала не столь крутой поворот, как мне показалось, но, пройдя по лесу расстояние, достаточное по моим расчетам для того, чтобы выйти к реке, к ней я так и не вышел. Предположив, что иду параллельно реке, взял резко в бок, но и после этого манёвра в просветах между деревьями полоска воды так и не заблестела. Повернул обратно, надеясь выйти если ни к реке, то хотя бы к дороге, по которой мы пришли, но лесная чаща только сгущалась. Продираясь через заросли и оборвав на удочке все снасти, я уже бежал. Не помню сколько времени я так метался по лесу, но тогда мне казалось, что продолжается это очень долго.
Теперь я уже был в состоянии, близком к панике, начал кричать, но никто не отвечал. Потом вдруг вспомнил как мама как-то рассказывала о том, что когда «леший водит» надо всю одежду вывернуть наизнанку и тогда выйдешь. И хотя уже в те годы я скептически относился ко всяким суевериям, но ничего другого, кроме того, чтобы последовать народной мудрости, мне в голову не пришло. Я так и сделал, после чего, пройдя с десяток шагов, увидел мост. Переодевшись в кустах обратно, подхожу, спрашиваю ребят, которые оставались на мосту, почему они не отвечали, когда я кричал, ведь было это, получается, практически у самого моста, но оказалось, что никто ничего не слышал...
За время нашего отсутствия Андрей успел наготовить целую поленницу дров и отоспаться. Сварили уху, поставили палатку. Вторую ночь спать полусидя в машине не хотелось, да и не зря же мы её с собой брали.






Утром, собрав свои нехитрые пожитки, отправились дальше.


Дорога на Каргополь до отворотки на Прокшино (около 35 км.) представляет собой два ряда старых, неровно уложенных на стыках, местами сколотых бетонных плит, которые серыми полосами проступают сквозь заросли травы. В народе этот участок дороги называют «бетонкой».


По дороге встречается несколько заброшенных деревень. Прямо возле дороги стоит Оляково: несколько развалившихся домов и старая ссутулившаяся ель на берегу небольшой речушки. Чуть дальше, в стороне от дороги, видно другую деревню - Берёзово, здесь осталось много хорошо сохранившихся построек, это единственная деревня в округе, которая оставалась жилой до самого «закрытия» Совзы.




Предлагаю заехать в Погорелово - ещё одну заброшенную деревню, от Совзы до неё километров 20. Мальчишками мы каждое лето ездили туда на велосипедах за яблоками - деревня была уже тогда нежилой, но некогда посаженные возле домов яблони остались. Оставив машину возле съезда с дороги, зашли в деревню, а точнее в поле, в котором когда-то стояла деревня: домов здесь уже не осталось, только по густым зарослям иван-чая и торчащим из земли трухлявым брёвнам угадывались места, где когда-то были дома.


Яблони просто ломились под тяжестью яблок! Вокруг всё было исхожено и изрыто кабанами. Пока мы с Андреем неторопливо насобирали по пакету, Василий с исконной крестьянской ухваткой заполнил яблоками все пакеты, какие только смог найти, прицеп оказался загружен под завязку. Пошёл мелкий, по-осеннему промозглый дождь.


Доехали до пересечения с «прокшинской» дорогой, отсюда по ней до ближайшего жилого посёлка Солза ещё километров 5-7 пришлось ехать по лесной дороге с довольно глубокими колеями, которую на глазах начал размывать усилившийся дождь.


Выезжали, можно сказать, под занавес лета. В одном месте пришлось форсировать небольшой ручей, моста там не было. Перед Солзой появилась мобильная связь как первый признак того, что цивилизация уже близко.


До Каргополя от Солзы ехали по хорошей грунтовке, в Кречетово переходящей в «скоростной грейдер».


Последние километров 15 - асфальт.


Ненадолго задержались в Каргополе, воспользовавшись гостеприимством друзей Андрея, которые накормили уставших путников вкусным домашним обедом.


Попрощавшись с хлебосольными хозяевами поехали искать выезд из города и заправку, как и полагается в таких случаях, немного поплутав по городу. От Каргополя до Вельска на всем протяжении дороги асфальт. Ехали быстро и через несколько часов уже были дома, проехав за 3 дня в общей сложности 670 км., из которых около 140 км. по конкретному бездорожью в отсутствие мобильной связи и прочих благ цивилизации.
Куда рванём в следующий раз, браты?! … Слышал я тут об одном весьма загадочном заброшенном селении ...
----------------------------------------
Опасное это дело - выходить за порог: стоит ступить на дорогу и, если дашь волю ногам, неизвестно куда тебя занесёт...
 
 19.05.11 [17:21]
Re: «Корпоративный» рейд на Совзу  
 
  АлеБорС

>Турист<

Личный кабинет

Цитировать

offline
Очень понравился отчёт. Спасибо! Тоже задумался о подобном рейде... Может быть и сподоблюсь...
----------------------------------------
Человек способен сделать путь великим, но великим человека делает путь... Конфуций.
 
 10.07.11 [15:07]
Re: «Корпоративный» рейд на Совзу  
 
  StraiderЪ

>Турист<

Личный кабинет

Цитировать

offline
Появилась информация, что по дороге на Совзу со стороны Каргополя сожгли 2 моста. Теперь до посёлка можно добраться только через Ерцево и Мостовицу.
----------------------------------------
Опасное это дело - выходить за порог: стоит ступить на дорогу и, если дашь волю ногам, неизвестно куда тебя занесёт...
 

Форум » Путешествия » «Корпоративный» рейд на Совзу
Сообщения: 1 - 3Страницы:   1  Подписаться на эту тему!!!
Форма ответа
  Заголовок:  
  Форматирование:
 Цвет шрифта:   Закрыть теги
 
 
 
    Получать ответы по Email  
     

Админ-зона

 

Редактировать названия, кейворды и прочее


Время выполнения кода страницы 0.0554 сек.

новая версия сайта

Booking.com

Гостиницы Ростова Великого - обзор лучших.

Великая Отечественная война - история, факты, фотографии.

Греция - всё о стране и об отдыхе.

Booking.com